«Братишка, прости»: почему виновника смерти двух мужчин не посадили?
22.01.2023

«Братишка, прости»: почему виновника смерти двух мужчин не посадили?

В пятницу, 4 июня 2021 года, в Щегловке Славского района в нескольких километрах к западу от Советска произошла большая трагедия:



Максим К. сразу после ДТП с сигаретой в руке.

В пятницу, 4 июня 2021 года, в Щегловке Славского района в нескольких километрах к западу от Советска произошла большая трагедия: автомобиль «Ниссан Кашкай» с 35-летним Максимом К. на полной скорости врезался в двух мужчин — 45-летнего водителя и 46-летнего рабочего. Легковая машина прижала их к мусоровозу. Один погиб от травматического шока, другой от шока и большой кровопотери.

Уголовное дело, возбуждённое против водителя, привело к результату, который никак не ожидался обществом — 30 декабря 2022 года Славский районный суд признал Максима К. невменяемым, что исключает его вину и наказание за ДТП.

«Русский Запад» сообщал об этой трагедии в нескольких материалах: «Трагедия: под Славском в ДТП погибли два человека» ; «Депутат Госдумы стал очевидцем трагедии под Славском» ; «Совершившего страшное ДТП под Славском признали невменяемым» .

Общественный резонанс уже сейчас настолько большой, что Калининградский областной суд счёл необходимым 17 января 2023 года сделать специальное разъяснение: «Невменяемый водитель-убийца из Славска родился тяжело больным» . В нём разъясняется, что Максим К. в момент ДТП был одновременно и в состоянии наркотического опьянения (поэтому на дороге не было даже тормозного следа — «Ниссан» затормозил о живых людей), и «в состоянии эпилептического припадка». В состоянии невменяемости водитель остался, согласно постановлению суда, и на момент рассмотрения уголовного дела.


И если насчёт наркотического опьянения сомнений практически ни у кого не возникает, нет их и в постановлении Славского районного суда, сомнения в том, что он был в состоянии эпилептического припадка в момент фактически непредумышленного «убийства» (именно такое слово употребляют граждане, обсуждая случай в социальных сетях) двух человек, есть.

Основания для них содержатся как в самом постановлении суда, так и в показаниях другого свидетеля, которого в этом постановлении нет.

Так свидетель Е-ко, видевшая аварию своими глазами от начала и до конца («Действий на снижение скорости автомобиль не предпринимал»), рассказала, что «водитель самостоятельно выбрался из автомобиля, присел на придорожную обочину и находился там, пока не приехала скорая помощь и полиция».

Проживающая в Щегловке свидетель С. услышала удар и выбежала на улицу. Она увидела в салоне автомобиля «незнакомого мужчину», был ли он в необычном состоянии, она не сообщила.


Случайные очевидцы пытаются спасти водителей. Фотография депутата Госдумы Александра Пятикопа.

Но был и ещё один свидетель. Его показаний нет в постановлении суда. В социальной сети он рассказал, что сделал водитель «Ниссан Кашкай» сразу же после столкновения: «Могу уверенно сказать, что никакого эпилептического припадка у виновника аварии не наблюдалось. Сразу после столкновения он выскочил из машины, подбежал к пострадавшим и лепетал что-то вроде «Братишка, прости». А потом просто сидел в сторонке». Не верить этому свидетелю у редакции «Русского Запада» нет оснований по одной простой причине: он есть на фотографиях, сделанных на месте ДТП, в том числе, и депутатом (на тот момент) Госдумы Александром Пятикопом — оказывал первую помощь пострадавшим.

По словам этого свидетеля, сразу после трагедии жители Советска писали в соцсетях о том, что Максим К. «радуется жизни, гуляет по Советску» - когда двух жертв его автомобиля похоронили.

Максим К. тоже есть на этих фотографиях. На одной из них он разговаривает с кем-то по смартфону. Рядом с ним стоит фельдшер скорой помощи. На другой Максим К. рядом с сотрудником ДПС, который держит прибор, оценивающий наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе. На третьей фотографии Максим К. держит в левой руке почти докуренную сигаретку, когда сотрудник ДПС что-то показывает ему ручкой в протоколе.


Максим К. разговаривает с кем-то по смартфону.

Позволим себе высказать предположение: осознанный взгляд, осознанные действия Максима К. говорят с большой степенью уверенности о том, что он не находился в состоянии эпилептического припадка ни в момент ДТП, ни сразу после него. Выводы суда основаны на заблуждении... экспертов. В лучшем случае.

Более того, в самом постановлении приводятся показания Максима К.: «Непосредственно после ДТП сын позвонил ей и сообщил, что попал в ДТП, сын плакал, речь его была невнятной». Мать приехала на место ДТП и «увидела сына, который держался за голову и говорил «что я наделал». О том, как произошёл наезд, он не рассказал - «не помнит».


Максим К. и инспектор ДПС с прибором оценки состояния опьянения.

Бывшая супруга Максима К. тоже была приглашена в суд. Видимо, с единственной целью: доказать, что в момент ДТП у её бывшего мужа был эпилептический припадок. Женщина рассказала, что «в сентябре 2014 года» её супруга «начало трясти, пошла пена изо рта». Фельдшер скорой помощи рассказал, что это приступ эпилепсии. В 2012 году супруги попали в ДТП, получили травмы. Их последствия неизвестны.

Ещё один свидетель тоже попал в постановление суда с более чем очевидной целью — доказать приступ эпилепсии в момент наезда. Врач-невролог рассказала о своей встрече с Максимом К. в 2001 — 2002 годах. Со слов свидетелей (она этого сама лично не видела), он когда-то (точная дата или даже период времени не указывается) «упал, прикусил язык, обмочился», а при встрече с ней «был в сумеречном сознании, заторможен, на вопросы отвечал с опозданием». Напомним, что Максиму К. в эти годы было 16 — 17 лет. Каким образом, его состояние за 19 лет до ДТП в 2021 году, связано с самим ДТП, почему-то пояснений в постановлении суда нет — иными словами нет никакой причинно-следственной связи между тогда и сегодня. Ведь диагноз «эпилепсия» Максиму К. так и не был поставлен. А за медицинской помощью, если верить даже этому свидетелю (суд поверил), он обращался за 7 лет до ДТП! Причём врач подчеркнула, что употребление препаратов «Депакин», «Омник», «Лизиноприл», «Донормил», пустырник в таблетках, о которых говорила мать Максима К., не может вызвать наркотическое опьянение. Тогда что принимал Максим К.? Или просто вёл разговоры по смартфону, отвлёкся и врезался на полном ходу в мусоровоз?!

В суд почему-то была приглашена и соседка Максима К., которая пояснила только, что не знакома «с ним близко», но «видит иногда в подъезде», а он, по её словам, «сильно похудел». Как говорится, показания до кучи.

Зато справка о результатах химико-токсикологических исследований из наркологического диспансера Калининградской области об обследовании Максима К. говорит более чем определённо о том, что он принимал. В крови были найдены синтетические катиноны, что говорит об употреблении, предположительно, мефедрона. Сам организм такие вещества не производит.


Максим К. и, возможно, его родственница, что-то говорящая ему, у места ДТП.

Впрочем, суд никак не усомнился в наркотическом опьянении водителя и даже подчеркнул это, опровергая доводы защиты.

Давайте прямо напишем: Максим К., наркоман, сидел за рулём и совершил смертельный наезд на двух человек.

Правосудие разбиралось с трагедией очень долго. Комиссия экспертов только 22 марта 2022 года пришла к выводу о том, что у Максима К. есть «клинические признаки органического расстройства личности, в связи с эпилепсией». Он, как цитирует суд, «не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими». И именно эти эксперты пришли к выводу, что и на момент ДТП Максим К. «находился в состоянии эпилептического припадка, сопровождавшегося потерей сознания, утратой контроля дорожной обстановки с последующей амнезией, (…), не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в тот период времени».

На основании выводов экспертов, Максим К. даже не был приглашён в суд, ведь они посчитали, что он «не может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и не может давать показания на предварительном следствии и в суде», а также даже не может «давать показания на предварительном следствии».

Оба эксперта были допрошены также в судебном заседании. Сергей Д. работает в частном медицинском центре в Калининграде. Другой эксперт Игорь Ч. - в государственной психиатрической больнице №1.

Каким образом спустя месяцы они установили наличие эпилептического приступа именно 4 июня 2021 года, известно только врачам, обладающим профессиональными знаниями.

Видимо, бывают и такие приступы, при которых водитель ведёт себя вполне осознанно и даже понимает, что натворил... А как же наркотики?! Неизвестно, видели ли эксперты фотографии с места ДТП и входил ли в их задачи просмотр этих фотографий.

В любом случае, по сути, после такого экспертного заключения у суда не оставалось никакой иной возможности кроме как освободить Максима К. от уголовной ответственности.

По данным «Русского Запада», постановление суда обжаловано представителями родственников погибших.

Родственники погибших подали иски о взыскании компенсации морального вреда по 1 млн рублей. Суд отказал, но они смогут подать их лично на Максима К. - уже в гражданском, а не уголовном порядке.

Людей это не вернёт, как и вряд ли восстановит веру жителей Советска и Славского района в справедливость правосудия.

© ИА Русский Запад/аш

Последние новости

Искусственный интеллект помог определить автора ранее неизвестной пьесы

Автора ранее неизвестной пьесы, хранившейся в Национальной библиотеке Испании, удалось определить с помощью искусственного интеллекта.

В Балтийске сотрудники МЧС провели для первоклассников занятие по пожарной безопасности

Первый огнетушитель был официально запатентован 160 лет тому назад, в феврале 1863 года.

Эксперты: каждый третий калининградец хочет пересесть на электромобиль

Каждый третий калининградец хотел бы пересесть на электромобиль.

Card image

Как обнаружить и предотвратить утечку газа

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *